Otrdiena, 14 Februāris 2017 20:44

Новые свидетельства о Саласпилсе

На днях историк и публицист Игорь Гусев получил из Государственного архива Российской Федерации долгожданный пакет. С заверенной подписями и печатями фотокопией плана-схемы концлагеря Саласпилса, составленного по горячим следам в декабре 1944 года. «Час» отправился вместе с историком в Саласпилс.

Диалог на равных

— Кроме плана, работники ГАРФ прислали и другие материалы Чрезвычайной комиссии, работавшей здесь в 1944—1945 годах. В том числе воспоминания жертв и очевидцев. Многие из них опубликованы, но и тут возможны открытия. Главное, все заверено печатями и подписями — есть что ответить чиновникам, требующим предъявить доказательства, — рассказывает Игорь Гусев по дороге к мемориалу...

И вот мы на месте. Сопоставляем схему с элементами мемориала и дорожной сетью. На схеме указаны бараки, точные границы лагеря... Что позволяет выявить ошибки и неточности в многочисленных планах, публиковавшихся с послевоенного времени до наших дней. Наибольшее распространение получил план, сделанный на основе схемы из архива, опубликованный в 1964 году в сборнике воспоминаний узников концлагеря. Правда, здесь прямоугольник лагеря для гражданских лиц оказался как—то свернут в сторону. «То ли типографский ляп, то ли чья—то недобрая шутка», — комментирует Игорь Гусев.

Мемориал: пока все в порядке

К нам присоединяется директор Саласпилсского мемориала Юрис Врублевскис. По его словам, сразу после войны большинство бараков сожгли, кроме четырех, где содержались германские военнопленные. К середине 1950—х тут все было ликвидировано. На волне хрущевской «оттепели» решили создать мемориал. Работы начали в 1961—м, открытие мемориала состоялось в 1967 году. Из аутентичных вещей осталась одна кожаная петля для повешения заключенных, которая сейчас находится в Военном музее.

— То, что до сих пор ходим по костям и нет никаких памятных знаков или хотя бы маркировки на могилах узников, это неправильно. Нам известно, что строивших лагерь евреев, привезенных сюда с юга Европы, после смерти просто складывали штабелями. Их тела сожгли где—то неподалеку весной 1942 года. А около 800 человек отвезли в Румбулу и там уничтожили. Где хоронили умерших и казненных узников концлагеря, мы точно не знали. А до недавнего времени никто особенно и не интересовался, — отметил директор мемориала.

По статусу у мемориала нет музейной функции, только охрана и поддержание порядка. Деньги — порядка 65 тыс. латов в год — выделяет государство. Однако в госбюджете нет отдельной строки на Саласпилс. Деньги получает Госинспекция по охране памятников культуры по статье «на предотвращение разрушения памятников».

Юрис Врублевскис опасается, что на следующий год финансирование могут и урезать. В этом году восстановили саласпилсский метроном. Кроме того, четверо работников занимаются благоустройством и осуществляют круглосуточный надзор. Саласпилсская дума в рамках программы трудоустройства направила сюда нескольких безработных, что позволяет привести в порядок дополнительные площади. Зона самого мемориала занимает 17 гектаров плюс еще 44 га охранной зоны.

Ежегодно мемориал посещают около 80 тысяч человек, и динамика идет по возрастающей. Причем если в 1990-е в основном приезжали из стран СНГ, то сейчас в основном — поляки и скандинавы. Что касается индивидуальных посещений, то больше приезжают из Германии. «В основном это немцы и их потомки, которые сожалеют о содеянном», — рассказывает Юрис Врублевскис.

В общем, на дополнительные изыскания и установку памятных знаков придется привлекать деньги со стороны. Г-н Врублевскис готов выступить посредником при согласовании мемориальной инициативы со структурами, отвечающими за охрану наследия.

Ориентирование на местности

Мы убедились, что схема чрезвычайна точна. И что территория лагеря куда больше, чем зона мемориала. Его реальные границы сейчас теряются в лесу. С Игорем Гусевым и Вячеславом Рукисом из организации Explorers.lv выходим к месту, где стояла центральная смотровая, она же водонапорная вышка. Ее фундамент до сих пор выделяется на газоне мемориала перед скульптурной группой «Рот фронт». На том же уровне в лесу справа и слева удалось обнаружить остатки фундаментов еще двух смотровых башен. Среди кустов и веток, заросшие мхом, с трудом удается найти две параллельные канавы, обозначающие границы концлагеря. Вокруг них тянулось несколько рядов заграждений из колючей проволоки.

Среди леса натыкаемся на недавно выкопанные ямы и россыпь ржавых гильз. Судя по всему, черные копатели обнаружили их металлоискателем под землей, выкопали и рванули на костре. 

В завершение экспедиции спрашиваю у Игоря Гусева о дальнейших планах.

— Думаю, что при всем уважении к художественному замыслу авторов мемориала пришло время обозначить аутентичные места расположения бараков и других построек, а также историческую территорию лагеря. И остается незаживающая боль: забота о местах упокоения жертв Саласпилса, — ответил историк. На схеме из российского архива обозначены не только места захоронения узников, но и число могил, выявленных в 1944 году. Теперь ничто не мешает установить памятные знаки на местах массовых захоронений жертв нацистского террора по примеру Румбулы и Бикерниеки.

Отзовитесь!

Бывших узников, а также всех обладающих информацией о местах захоронения жертв, о расположении и назначении объектов концлагеря Саласпилс, просим поделиться информацией с Игорем Гусевым (тел. 29 607 043)

Papildus informācija

  • Autors: Игорь Ватолин
  • Izdevums: Газета «ЧАС»
  • Publicējuma gads: Februāris. 2010
©2019 Mūsu atmiņas MEMORIĀLS. Dizains un saita atbalsts: Xprint media

Meklēt