Публикации

На костях «Саласпилса» планируют строить дома и дорогу

На территории бывшего лагеря советских военнопленных планируют проложить улицу, построить коттеджи и разбить парк отдыха.

Руководитель исторического общества Ruthenia Александр Ржавин обнаружил в официальной информации Саласпилсской думы план и интерактивную карту, согласно которым через рощу, где в годы войны был лагерь Шталаг-350, намечена прокладка дороги, и уже есть нумерация домов, которые там построят.Историк выступил с обращением в социальных сетях, призывая журналистов выяснить будущее места захоронения советских военнопленных. В Саласпилсе стоит памятник на месте отделения Шталаг-350. Stalag-350 (сокращенно от Stammlager) — лагерь военнопленных рядового и сержантского состава, который располагался рядом с концлагерем для гражданских лиц.

В 1941-1944 годах люди там содержались в нечеловеческих условиях под открытым небом: даже жили не в бараках, а в собственноручно вырытых ямах. В роще, примыкающей к памятнику с юго-запада, находятся могилы пленных. Но поскольку в советское время они обозначены не были, формально их как бы и нет. Этим воспользовались в Саласпилсе и решили «перепланировать» большую территорию — исключительно лакомый кусок почти в центре города. Заметим, десять лет назад часть территории бывшего лагеря уже отдали под строительство — элитного поселка. Его даже в самом городе прямо так и называют — «На костях».

В интернете новость об очередных планах городских властей вызвала огромный резонанс. В дискуссиях участвовали и обменивались информацией многие люди, в том числе краевед Влад Богов и историк, редактор вестника «Клио» Игорь Гусев, который в свое время написал и издал книгу «Быль о Саласпилсе» — о том самом Шталаг-350.

Кого покойники по ночам не беспокоят

Игорь Гусев в процессе работы над книгой изучил каждый метр: где могилы, а где — дома планируют строить. Это было в 2007-м. Тогда в Саласпилсе, несмотря на громкие протесты, выделили кусок территории, залитой кровью узников, для строительства поселка, а четыре дома и вовсе выстроили прямо на 50-метровой братской могиле. Строители рассказывали, что, когда рыли котлован для фундамента, находили кости, и их приходилось по-тихому закапывать поблизости. Поселок давно построен, и люди там живут. И вот спустя десять лет в городе решили отрезать еще кусочек от территории бывшего лагеря — на этот раз по другую сторону от мемориального ансамбля — монумента и плит, символизирующих ямы, в которых жили военнопленные. Помимо дороги и домов, вскоре здесь должен появиться парк, где можно будет отдохнуть в тени деревьев — тех самых, что росли в лагере, с которых пленные обглодали всю кору.

Активистка Саласпилса Людмила Енткиене:

— У нас в городе многие знают о планах городских властей. Насколько я знаю, огромный кусок территории бывшего лагеря — частная земля. Когда ей сменили статус, теперь и не понять, наверное, в 1990-е. Сейчас на ее части уже начались подготовительные работы для строительства домов, нумерация которых есть и на картах. Честно говоря, я не представляю, как в этих домах люди смогут жить. Спокойно ли там будут по ночам спать — «на костях»?

Другую часть территории бывшего лагеря город, наоборот, выкупил у частников, чтобы там сделать «облагороженный парк» для отдыха. А дорога, улица Бирзес (от birze — «роща» по-латышски) должна вести от уже существующей трассы к городскому кладбищу, которое находится за территорией бывшего лагеря, — говорит Людмила.

Sputnik обратился за комментариями в городскую думу, но там были немногословны: да, планы на территорию бывшего лагеря есть, частично они уже начали реализовываться. И точка.

Забытые могилы К месту будущего строительства корреспондент Sputnik приехал с Александром Ржавиным и Владом Боговым. Влад Богов рассказал, что летом 1941 года в эти места согнали первых военнопленных. Поскольку их было очень много, и число постоянно росло, для людей не строили никаких бараков: содержали тысячи человек просто за колючей проволокой — на огромной территории, начинавшейся от железной дороги, где и шли составы с пленными. — Часть военнопленных участвовала в строительстве лагеря для гражданских лиц — того самого, на месте которого теперь большой мемориальный комплекс. Часть рыла ямы в Румбуле, где потом нацисты расстреляли 26 тысяч евреев и тех самых военнопленных там же, — рассказывает Влад Богов.

Архивные фотографии лагеря военнопленных в Саласпилсе Точных данных о количестве погибших здесь людей до сих пор нет. До декабря 1941-го поступивших в Шталаг-350 в Саласпилсе не регистрировали и не считали. Когда брошенные под открытым небом люди полностью теряли способность работать, им переставали выдавать даже ту жидкость, которую здесь называли супом. Немцы только лишь охраняли огороженное поле смерти и ждали, когда умрет последний. Из многих тысяч пленных, которые находились здесь осенью 1941 года, к 25 июня следующего года в живых остались лишь около 3500 человек. Но потом поступали еще пленные. Еще умирали… И так до 1944-го. После войны здесь работала Чрезвычайная республиканская комиссия по расследованию нацистских злодеяний, и она просто по кубатуре останков определила примерное число погибших. Позже здесь соорудили шесть 50-метровых братских могил и еще несколько меньшего размера.

В советские годы здесь не было никаких жилых строений — просто поле между городской автомобильной трассой и железной дорогой. А вообще в Саласпилсе было три отделения лагеря для военнопленных: два для рядовых и сержантов, одно для офицеров (оно располагалось в нескольких километрах от нынешнего мемориала — в сторону Даугавы). Около последнего (Офлаг — лагерь для пленных офицеров, бывший в составе Шталаг) тоже есть захоронение. И оно — единственное более-менее обозначенное воинское захоронение. Но и там лишь стела с табличкой «Вечная слава героям, павшим в боях за родину», и нет ни слова, что здесь покоятся военнопленные.

Кто и какую правду раскопает

Александр Ржавин рассказал, держа в руках карту:

— Вот здесь, например, будет проходить улица Бирзес: обозначена пунктиром на карте. По могилам или нет — не понять. На территории лагеря было немало одиночных могил, и как себя будут вести рабочие при строительстве дорог и домов, если найдут останки, неизвестно. Будут ли останавливать работы, чтобы эксгумировали тут все? Не думаю. Что уж говорить о неизвестных могилах, если даже известные 50-метровые никак не обозначены и для большинства прохожих это просто «какие-то холмики».

Почему этого не было сделано в советские годы? Руководитель Ruthenia предполагает следующее. Во-первых, долгое время после войны отношение к пленным было не очень уважительным. Во-вторых, на самом деле мало данных о числе убитых, поскольку немцы ничего особенно здесь не фиксировали, даже те записи, которые все же были, старались уничтожить перед отступлением.

В-третьих, возможно, банально откладывали на потом: еще успеем все сделать на месте лагеря, а пока есть гиды, они могут рассказать историю. Но СССР кончился, и что тут гиды теперь рассказывают — известно. В советские годы не создали даже мартиролог по узникам, а ведь по свежим следам это было сделать несложно. Не то, что нам теперь, работая в архивах от России до Германии, — говорит Александр Ржавин.

— Согласно архивным данным, всего на территории Риги и Саласпилса было около 15 отделений Шталаг-350. Поэтому общее число пленных именно в Саласпилсе указать крайне сложно. Этим пользуются и нынешние власти города,

— подчеркивает Влад Богов.

Дополнительная информация

  • Автор: Тимур Пушкарев
  • Фото: Sputnik Latvija
©2020 Мемориал нашей памяти. Дизайн и поддержка сайта: Xprint media

Поиск