Публикации

В латвийской столице с размахом и сердечно отпраздновали 73–ю годовщину освобождения Риги от немецко–фашистских захватчиков

В латвийской столице с размахом и сердечно отпраздновали 73–ю годовщину освобождения Риги от немецко–фашистских захватчиков

Битва на Даугаве, победоносно завершившаяся для Советской армии в промежутке с 13 по 15 октября 1944 года, — одна из успешных операций. Правда, этого праздника нет в календаре официально отмечаемых дат. Нынешняя политэлита продолжает упорно загонять в беспамятство подвиг бойцов–освободителей, спасших мир от коричневой чумы.

Бросок через Киш–озеро

Самый эффектный эпизод боев 73–летней давности — форсирование Киш–озера. Легендарная боевая операция положила начало успешному, а главное, с наименьшими потерями освобождению латвийской столицы. В десятый раз дерзкий рейд красноармейцев реконструировали в дни нынешнего празднования «рижской» победы смельчаки–энтузиасты из различных русских общественных организаций. «Заводилой» выступил Латвийский антифашистский комитет.

Хотя осенний дождь не взял передышки на время реконструкции, на берегу озера в Межапарке собрался впечатляющий полк из наследников Великой Победы. Они пришли с цветами и песнями, чтобы на финише марш–броска встретить с почестями участников заплыва.

В роли исторических армейских амфибий и на сей раз выступили современные надувные лодки. В общей сложности шесть. Они стартовали на яунциемском берегу Киш–озера. Именно оттуда вечером 12 октября 1944 года воины 374–й и 376–й стрелковых дивизий и 285–го отдельного моторизованного батальона особого назначения начали неожиданный для гитлеровцев удар. Высадившись на берег в Межапарке и заняв плацдарм, они, с боями расширяя его, начали освобождение столицы Латвии от гитлеровских захватчиков.

Первыми пришла к финишу «амфибия» Латвийского антифашистского комитета, ведомая председателем Алексеем Шариповым. В экипаже семь человек. В том числе три юные леди. Александра Французова — старшеклассница Кенгарагской средней школы, отправилась в заплыв вместе с папой, Алексеем Французовым.

Смотрим на часы: всего за 33 минуты преодолена экипажем–победителем почти четырехкилометровая трасса (такова ширина озера). Результат впечатлил.

— Непогода не мешала вам? — интересуюсь у Шарипова.

— Напротив, мы смогли лучше проникнуться настроением своих дедов и прадедов, которым тогда, 73 года назад, было неизмеримо сложнее, — парирует главный «антифашист» Латвии.

Третий результат — у экипажа «Северного потока» во главе с его вожаком Олегом Сысолятиным.

— Мы участвуем во всех заплывах десять лет кряду. Раньше везло больше — приходили первыми. А последние два года кубок дважды Героя Советского Союза, маршала Ивана Христофоровича Баграмяна, командующего 1–м Прибалтийским фронтом, а после войны — Прибалтийского военного округа, достается не нам. Но не это главное. Превыше всех соревновательных моментов — память о величии Подвига. Мы свой заплыв посвятили рижанину Станиславу Долгину, последнему остававшемуся в живых участнику легендарного марш–броска. Год назад и его не стало…

Андрей Зуев, выбравшийся на берег вместе со своей надувной лодкой, оказывается моим старым знакомым. Он из Айзкраукле, где учила его великому и могучему русскому языку моя мама, фронтовая медсестра, дошедшая до Берлина. Увы, ее тоже уже нет с нами…

— Впервые участвую в марш–броске и очень сожалею, что не примкнул к этой традиции раньше, — заметил Андрей. — Мой дед тоже воевал за Победу. Заплыв — мое личное спасибо ему за это. Через год снова буду здесь.

Как это было?

Основные штрихи героического марш–броска обозначил, выступая перед собравшимися, рижский краевед Александр Ржавин:

— Операция была беспрецедентной по героизму и мужеству. Фашисты попросту проспали советские войска, прорвавшиеся через Киш–озеро. Они и подумать не могли, что Красная армия двинется именно в этом, как им казалось, совершенно непреодолимом направлении. Дело в том, что Киш–озеро, охватывающее Ригу с северо–востока, очень большое. Общая площадь — свыше 17 кв. км. Настоящее миниатюрное море. Причем довольно глубокое — до 4 и более метров. Надо было обладать невероятной смелостью и авантюризмом (в хорошем смысле слова), чтобы с ходу преодолеть столь широкую водную преграду. На открытых водных просторах красноармейцы могли стать в любую минуту легкой добычей для гитлеровских пуль…

Краевед также подчеркнул, что действия солдат–освободителей на всех направлениях наступления на Ригу были умелыми, решительными и стремительными, сопровождались массовой поддержкой со стороны местного населения. В результате чего уже 13 октября правобережная часть латвийской столицы была свободна от противника.

«Кому память, кому слава, кому черная вода…»

В центре внимания участников памятной акции в Межапарке был также плакат, на котором значились 104 имени красноармейца. Его изготовитель — общество «Мемориал нашей памяти». Член руководства, тот же Александр Ржавин, пояснил:

— Празднуя «рижскую» победу, организаторы мероприятия любят вспоминать эффектную переправу через Киш–озеро. Резонно. Но мало кто помнит, что после освобождения правобережной части города 13 октября и до освобождения ее левобережной части (Пардаугава) 15 октября 1944 года советские части предприняли несколько попыток форсировать также Даугаву (Западная Двина). Попытки были как удачными, так и нет. И хотя на картах в исторических книгах эти попытки показывают обычно тонкими стрелками, пожалуй, эти бои были самыми тяжелыми в городе. Особенно для тех, кто смог достичь левого берега и закрепиться на нем.

Из наградного листа на гвардии старшего сержанта Никифора Павлова, начальника радиостанции роты связи 12–й гвардейской стрелковой дивизии:

«Товарищ Павлов в ночь на 14 октября 1944 года под сильным пулеметным и минометным огнем противника в первом эшелоне лодок с явным риском для жизни форсировал реку Западная Двина в районе города Рига и принял участие в завоевании и удержании плацдарма на ее левом берегу. Противник в течение суток предпринял семь контратак, стремясь потопить в реке горстку храбрецов. В тяжелых условиях боя в течение суток Павлов обеспечивал радиосвязью командира батальона с командиром полка. Одновременно участвовал в отражении атак, используя как личное оружие, так и брошенные в него гранаты противника. Заменил выбывшего из строя станкового пулеметчика, уничтожив 25 солдат противника. При этом был легко ранен осколком в правую руку, но не оставил поля боя…»

За это Никифор Павлов получил звание Героя Советского Союза, его именем назвали улицу в Кенгаргсе. С началом Атмоды дворники сбили таблички с именем «оккупанта». Теперь эта улица наречена именем малоизвестного в Латгалии поселка Вишки.

— В любом случае сей подвиг — яркая иллюстрация к утверждению о том, что форсирование Даугавы далось ценой жизни многих десятков красноармейцев, — продолжает Ржавин. — При этом река по сей день братская безымянная могила для большинства погибших. Точь–в–точь как в строках поэмы Твардовского «Василий Теркин»: «Кому память, кому слава, кому черная вода, — ни приметы, ни следа…».

Это, конечно, было ошибкой сразу после войны, еще в советское время, не установить им на берегу реки мемориал с высеченными именами. Ее, считает краевед, не поздно исправить. Теперь, когда стали доступными боевые рапорты о понесенных потерях, удалось выявить 104 имени красноармейца, останки которых покоятся в пучине Даугавы. Цифра не окончательная. Работа с архивными материалами продолжается.

В безымянной братской могиле — сослуживцы Павлова из 12–й гвардейской стрелковой дивизии, а также из 52–й гвардейской стрелковой и 415–й стрелковой дивизий. Практически уроженцы всех бывших республик бывшего СССР. В основном рядовой состав. Но есть и лейтенанты, и даже майор. Старшему было — 46 лет, младшему — 17.

Ну а пока идея о создании мемориала находится в процессе вынашивания, роль мемориала временно выполняет плакат.

Участники акции «Память» возложили к обелиску, установленному в память о победном финише героического заплыва 13 октября 1944 года, цветы и венки. И потом еще долго не расходились по домам. Фронтовые песни рвались из динамиков и из микрофона, у которого заняли место самодеятельные артисты. Многие прихватили с собой по 100 граммов фронтовых, чтобы поднять их за Великую Победу, звучным слагаемым которой стали октябрьские бои за Ригу.

«Ах, эти молодые глаза ветеранов!..»

«Рижскую» победу вынес на своих плечах в числе других воинских подразделений 130–й латышский стрелковый корпус. Для его ветеранов посольство России в Латвии устроило торжественный прием в ресторане Дома Москвы.

Чрезвычайный и полномочный посол России в Латвии Евгений Лукьянов, первым получив слово, заметил:

— Я недавно нахожусь в Латвии в зарубежной командировке. И года еще не исполнилось. Но самое яркое и незабываемое впечатление — это знакомство с вами, ветеранами. Ваши молодые глаза и искренние светлые улыбки — особый знак качества Победителей…

Он поздравил собравшихся «с большим праздником», пожелал не сдаваться перед хворями, которые неминуемо стучатся в дверь, когда за плечами 90 и более.

А хозяин Дома Москвы Юрий Силов напомнил, что нынешняя годовщина «рижской» победы совпала с яркой юбилейной датой — с 75–летием формирования 43–й гвардейской стрелковой дивизии, позже, летом 44–го, влившейся в 130–й латышский стрелковый корпус. Многие, сидевшие за празднично накрытым столом, сражались именно в рядах дивизии–юбиляра.

Ольге Жизневской до 96 лет рукой подать:

— Прошла почти всю войну с медсанбатом 43–й гвардейской, — вспоминала она в перерывах застолья. — Конечно, военным медикам было проще: дислоцировались поодаль от линии фронта. Но страстей тоже было с избытком. Сколько крови, удаленных рук и ног! Сколько смертей прошло перед глазами…

Рядом с нею — Алоиз Лукша. Он немного моложе Ольги. Боевым крещением стала битва под Виеталвой (близ Плявиняс) в августе 44–го, открывшая дорогу к освободительным боям за Ригу. Сражался в качестве минометчика той же 43–й гвардейской… За восемь месяцев, отделявших от Великой Победы, Алоиз получил два тяжелейших ранения, успел в госпиталях встать снова на солдатские ноги и еще заслужить ордена Отечественной войны первой степени и Славы третьей степени. Отважный солдат паренек из–под Резекне!

Перед ветеранами выступили коллективы творческой самодеятельности, работающие под крышей Дома Москвы: театр–студия «Реверанс», хореографический ансамбль «Задоринка», оркестр русских народных инструментов «Каданс». Ветераны смахивали слезы, увидев в образах молодых артистов себя, молодых, когда уходили на войну…

Незадолго до торжественного приема ветераны–антифашисты побывали на Братском кладбище, где покоятся останки многих их боевых товарищей, погибших в освободительных боях за Ригу. К Вечному огню, а также на плиты с именами латышей–антифашистов легли венки и цветы.

Одновременно мемориал посетила делегация Латвийской соцпартии. Они возложили, в частности, цветы на плиту с именем подпольщика Витолда Яунтиранса:

–Члены нашей партии не так давно наткнулись в юмправском лесу на обелиск, установленный этому отважном антифашисту на месте его гибели по доносу провокатора в мае 1943 года. Он затерялся средь деревьев, порос мхом, трещина его разрубила пополам… Нуждается в реставрации. Мы приняли первоочередные меры по его спасению, почистили плиту, посадили рядом живые цветы. И будем в перспективе кардинально решать его судьбу. А сейчас возложили цветы на месте его упокоения.

Намедни была озвучена звучная цифра: 70–75 тысяч жителей Латвии и латышей из других республик СССР участвовали в борьбе на стороне Красной армии. Так что зря надувает щеки латышская буржуазная пропаганда, будто основным «местом работы» воинов в Латвии был легион Waffen SS.

«Мемориалу ничто не угрожает!..»

По случаю 73–й годовщины освобождения Риги от немецких захватчиков грандиозное торжество состоялось у Мемориала воинам–освободителям в Задвинье. Колонна, насчитывающая многие десятки участников акции «Память», во главе с чрезвычайным и полномочным послом России в Латвии Евгением Лукьяновым, представителями дипмиссии Белоруссии возложила венки и цветы.

Было немало желающих в тот день (главным образом из числа латвийских социалистов) повторить акцию Бессмертного полка, которая находит горячий отклик в День Победы, 9 Мая. Они несли в руках портреты солдат «рижской» победы, не вернувшихся с поля боя либо не доживших до наших дней.

Вот плывет над головами Детлавс Бранткалнс, участник трех войн. В Великую Отечественную он был сначала военкомом 43–й гвардейской стрелковой дивизии, а позже — всего 130–го латышского стрелкового корпуса. С другого портрета смотрел сверху на собравшихся еще один прославленный военачальник — Валдемар Дамберг, правая рука Детлава по командованию корпусом. Рядом с латышами–антифашистами из действующей армии заняли место в Бессмертном полку герои–партизаны — Имант Судмалис, Отомар Ошкалнс, Вилис Самсонс…

Немало было среди собравшихся тех, кто весьма обеспокоен судьбой самого мемориала. Как известно, отщепенцами затеян новый сбор подписей сторонников его сноса. Эта тревога была высказана и в беседах с главой российской дипмиссии прямо у подножия стелы. Однако последовал твердый ответ:

— Плохая судьба для мемориала исключена. Он защищен межправительственным соглашением между Россией и Латвией, принятым еще в 1994 году, и другими международными нормами…

Дополнительная информация

  • Автор: Инна ХАРЛАНОВА
©2019 Мемориал нашей памяти. Дизайн и поддержка сайта: Xprint media

Поиск